1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Главное вооружение кочевника воина. Защитное вооружение кочевников центральной азии и южной сибири в период позднего средневековья

Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

© Л.А. БОБРОВ, Ю.С. ХУДЯКОВ
(Работа выполнена по гранту РГНФ N 01-01-00289а)

Оригинал: Сборник научных статей «Военное дело номадов Северной и Центральной Азии», Новосибирск, 2002, С. 106-168

Таблицы с рисунками:

1. Вступление

Стр. 106
Период позднего средневековья занимает важное место в истории войн и военного искусства народов и государств Средней и Центральной Азии. В ходе многочисленных войн и переселений тюркоязычных кочевников из степного пояса Евразии сложилась основа современного расселения народов Среднеазиатского региона, определившая его этнокультурное развитие на последующие исторические периоды.

Хотя политическая история, в том числе характер и последствия многочисленных войн. Происходивших на территории Средней Азии эпоху позднего средневековья, неоднократно привлекали внимание специалистов и достаточно подробно освещены в обобщающих трудах по истории отдельных стран этого региона. Особенности вооружения и военного искусства среднеазиатских народов изучены недостаточно [1] . Отсутствие специальных исследований по истории оружия и военного искусства народов Средней Азии ограничивает возможности для выявления общих закономерностей развития военного дела в кочевом мире степного пояса Евразии и странах Среднего Востока в период позднего средневековья.

Однако, без всесторонней оценки позднесредневекового среднеазиатского или «бухарского» комплекса вооружения сложно оценить уровень развития военного дела не только в странах Среднего Востока, но и в сопредельных регионах Центральной Азии, Западной и Южной Сибири и Восточной Европы. По данным А. Висковатова, комплекс вооружения воинов в Российском государстве в эпоху позднего средневековья, начиная с XV в., развивался под влиянием войн с татарами и импорта восточного, в том числе среднеазиатского, вооружения [2] .
Хорошо налаженное производство вооружения в ремесленных центрах Средней Азии позволяло вывозить его в татарские государственные образования, на которые распалась Золотая Орда, в том числе в Сибирское ханство [3] . Большое влияние оказало вооружение, производимое в Средней Азии на военное дело западных монголов-джунгар или ойратов, енисейских кыргызов,

Стр.107
телеутов и тувинцев [4] . Среднеазиатское вооружение входило в обширный ареал оружия стран Переднего и Среднего Востока. Оно имело значительное сходство с вооружением населения Афганистана, военным комплексом «Великих монголов» в Индии, с оружием воинов Ирана и Турции [5] . Воины Восточного Туркестана пользовались как «бухарским», так и центральноазиатским вооружением [6] . Элементы защитного вооружения, характерные для центральноазиатских кочевников в эпоху позднего средневековья, применялись кыргызскими воинами на Тянь-Шане [7] .

Материалы по вооружению и военному искусству народов и государств Средней Азии в эпоху позднего средневековья содержатся в различных видах источников: вещественных, письменных, изобразительных, этнографических.

Отдельные предметы вооружения получены в результате раскопок и сборов на позднесредневековых памятниках Казахстана и Кыргызстана [8] . Значительные коллекции предметов «бухарского» оружия, относящиеся к периодам позднего средневековья и нового времени. Содержатся в музейных собраниях в ряде городов Казахстана, Кыргызстана. Узбекистана, Таджикистана, Туркмении [9] . Эти материалы еще не введены в научный оборот в полном объеме. Сведения о вооружении и военном искусстве народов Средней Азии имеются в письменных источниках по истории этого региона в эпоху позднего средневековья. Они неоднократно привлекали внимание исследователей. В основном усилия военных историков были сосредоточены на изучении военного дела государства тимуридов [10] . Последующий период, для которого было характерно постепенное освоение и применение в боевой практике огнестрельного оружия, до настоящего времени не получил всестороннего освещения в научной военно-исторической литературе.

В XIX в. многими исследователями неоднократно рассматривались и анализировались разнообразные фольклорные и этнографические материалы по военному делу кочевых тюркоязычных народов Средней Азии и Казахстана [11] . Эти данные нуждаются в систематизации и обобщении.

Особый интерес для разработки данной темы представляют изобразительные источники, прежде всего, позднесредневековые иранские и среднеазиатские миниатюры с изображениями воинов с оружием и в доспехах, датирующиеся XV-XVII вв. Предпринятый М. В. Гореликом анализ этих рисунков убедительно продемонстрировал их информативность, высокую точность и достоверность в передаче разных видов одежды и оружия [12] . М.В. Горелик широко использовал изображения воинов на тебризских миниатюрах для реконструкции защитного вооружения монголов и воинов из государств чингизидов эпохи развитого средневековья [13] .

Настоящая статья посвящена анализу, систематизации и вводу в научный оборот имеющихся материалов по защитному вооружению позднесредневековых среднеазиатских воинов. Для анализа привлечены вещественные

Стр.108
источники, различные виды предметов защитного вооружения из музеев Средней Азии и иконографические материалы, изображения воинов в доспехах с позднесредневековых мусульманских миниатюр. Сведения письменных исторических и фольклорных источников использованы в меньшей степени, поскольку они указывают на вид защитного вооружения воинов, но сравнительно редко характеризуют его особенности, необходимые для анализа.

Среди изобразительных материалов использованы изображения воинов на миниатюрах Хорасана и Мавераннахра, относящиеся к XVI-XVII вв. Особо необходимо отметить, что иконографическая часть исследования основана на изучении хорасанских миниатюр Гератской школы, датирующихся концом XV-XVI вв., и мавераннахрских миниатюр XVI-XVII вв. Такой выбор продиктован отсутствием четко датированных изображений, выполненных в рассматриваемый период, собственно среднеазиатских мастеров. Приписываемые им рисунки кон. XV- нач. XVI в., как правило, имеют иранское происхождение [14] . В то же время, хорошо известно, что в эпоху позднего средневековья культура Ирана оказывала большое влияние на развитие материальной и духовной культуры Средней Азии, в том числе с области военного дела. Мода на различные виды одежды и украшений, распространенная в Герате, очень быстро заимствовалась населением Бухары, Самарканда и Ташкента [15] .

Читать еще:  Федор Емельяненко: биография, личная жизнь, семья, жена, дети — фото. Федор Емельяненко: жены и дети, отношения с братом

Для проведения сравнительного анализа привлечены изображения воинов с миниатюр Тебриза, поскольку они характеризуют своеобразный вариант развития северо-иранского или азербайджанского защитного вооружения, возобладавшего на территории всего Ирана в XVI в., и миниатюры Шираза, которые привлечены для реконструкции доспехов эпохи тимуридов. Известно, что позднесредневековые художники, рисовавшие миниатюры руководствовались не историческими соображениями, а рисовали оружие, доспехи и другие реалии, характерные для того периода, когда жили они сами [16] .

В настоящий статье не рассматриваются миниатюры, создатели которых хотя и проживали на территории Средней Азии, в Бухаре и Самарканде, но ориентировались на произведения «могольских» индийских мастеров, и использовали реалии, характерные для северной Индии.

При анализе вещественных изобразительных источников, необходимо отметить, что наиболее полно в них представлен комплекс вооружения бухарского воина, сложившийся на территории узбекского государства Шейбанидов и получивший всестороннее развитие в Бухарском ханстве или Эмирате. Именно этот комплекс был доминирующим на большей территории Средней Азии в эпоху позднего средневековья, именно к нему относится большая часть вещественных и изобразительных источников. Значительно меньше данных относится к комплексу средств индивидуальной панцирной защиты воинов Хивинского

Стр.109
ханства, который дополнялся оружием иранского производства, и воинов Кашгарии, или Малой Бухарии, набор вооружения которых включал монгольские элементы.

Позднесредневековое защитное вооружение народов Средней Азии анализировалось в трудах известных зарубежных и отечественных специалистов-оружиеведов, В. Бехайма, П. фон Винклера, Х.Р. Робинсона [17] . Характерной особенностью этих трудов, создававшихся в начале и середине XX в., является их обзорный характер. Основное внимание оружиеведов было сосредоточено на описании и анализе редких, хорошо сохранившихся образцах позднесредневекового защитного вооружения из ведущих военных держав стран Среднего Востока, Турции, Ирана и империи Великих Монголов, экспонирующихся в музеях стран Европы и Америки. Археологические находки и изобразительные материалы использовались в меньшей степени в качестве вспомогательных источников для реконструкции защитных средств арабских, турецких, иранских и индийских воинов. Выводы и результаты этих исследований обычно без какой-либо коррекции переносились на защитное вооружение бухарских и хивинских воинов. К настоящему времени собранные этими учеными материалы могут быть существенно дополнены, а сделанные ими выводы нуждаются в определенной корректировке.

Изобразительные источники, содержащие изображения среденазиатских воинов в доспехах, анализировались в числе средневековых миниатюр специалистами-искусствоведами, Г.А. Пугаченковой, Г.А. Долининой, Е.А. Поляковой, З.И. Рахимовой и другими [18] . Среди искусствоведческих исследований наибольшее значение для данной темы имеют труды Г. А. Пугаченковой, в которых определены характерные особенности стиля художественных миниатюр позднесредневекового периода, проанализированы изображения деталей костюма и оружия. Специалисты-искусствоведы не уделяли особого внимания изучению именно защитного вооружения, поскольку это не являлось целью их исследований.
Детальный анализ изображений воинов и их защитному облачению с иранских и среднеазиатских миниатюр дан в работах М.В. Горелика, который является специалистом и в области искусствоведения и оружиеведения [19] .

Для разработки данной темы наибольший интерес представляет работа исследователя по истории вооружения средневековых воинов стран Востока XII- XV вв., в которой рассмотрены среднеазиатские и иранские миниатюры, относящиеся к эпохе позднего средневековья и содержащие важную информацию о средствах защиты. К сожалению, в упомянутой статье не были использованы археологические находки и музейные экспонаты, хотя в работах М.В. Горелика успешно реализовано сочетание оружиеведческого и искусствоведческого подходов к анализу вещественных и изобразительных источников. По результатам данного исследования, основные выводы, к которым пришел М.В. Горелик, нашли подтверждение. Однако они могут быть дополнены и проиллюстрированы материалами, которые ранее

Стр. 110
не привлекались для анализа позднесредневекового среднеазиатского защитного вооружения.

История войн и военного искусства народов и государств Среднеазиатского региона включает два основных этапа, различающихся особенностями вооружения, масштабами военных действий и характером внешних связей в области военного дела.

Первый этап, охватывающий конец XIV и XV вв. и соответствующий начальному периоду эпохи позднего средневековья. В истории Средней Азии это был период объединения в рамках державы Тимура и существования государств, возглавляемых тимуридами. Его с полным основанием можно назвать «тимуридским». Этот период был временем наивысших успехов среднеазиатских народов. Он достаточно подробно освещен в письменных источниках, но недостаточно представлен вещественными находками предметов защитного вооружения. Судя по изобразительным источникам, этот период был завершающим в развитии комплекса средств защиты монгольского происхождения в Передней и Средней Азии.

Второй этап охватывал конец XV — XVIII вв. и соответствовал завершающему периоду эпохи позднего средневековья и новому времени по общей периодизации всемирной истории. Он связан с завоеванием Средней Азии кочевыми узбеками, образованием Узбекского, а затем Бухарского и других среднеазиатских ханств. В этот период в развитии военного дела среднеазиатских народов произошли значительные изменения, связанные с постепенным освоением огнестрельного оружия оказавшим существенное влияние на среднеазиатское военное искусство. Этот этап в развитии комплекса вооружения и средств защиты среднеазиатских воинов можно назвать «бухарским». Данный период в должной мере представлен вещественными и изобразительными источниками по истории развития защитного вооружения.

В настоящей статье кратко излагаются основные результаты изучения защитного вооружения воинов «тимуридского» этапа, а основное внимание уделено анализу материалов «бухарского» этапа.

Читать еще:  Как правильно прыгать на скакалке? Советы попрыгуньям! Противопоказания к тренировкам со скакалкой. Где скакать? Места для занятий на скакалке

«Новый Геродот»

Рекомендуем: «Вооружение и тактика кочевников»

Модератор: Analogopotom

Рекомендуем: «Вооружение и тактика кочевников»

Дайчин-баатар » 17 июн 2009, 13:44

20 июня поступает в открытую продажу книга новосибирских исследователей Л.А. Боброва и Ю.С. Худякова «Вооружение и тактика кочевников Центральной Азии и Южной Сибири в эпоху позднего Средневековья и раннего Нового времени (XV- первая половина XVIII в.)».

Монография издана Факультетом филологии Санкт-Петербургского Государственного университета в 2008 г.

Монография состоит из 776 страниц формата А4, 228 таблиц черно-белых иллюстраций и 8 страниц цветных иллюстраций и фотографий.

Книга Л.А. Боброва и Ю.С. Худякова- первое в российской историографии комплексное монографическое исследование, посвященное военному делу кочевников Монголии, Южной Сибири и Тибета эпохи позднего Средневековья и раннего Нового времени. Исследование охватывает исторический период от падения династии Юань и изгнания монголов из Китая (1368 г.) до крушения «Последней Кочевой Империи»- Джунгарского ханства в середине XVIII в.

Книгу можно разделить на два больших раздела. Первый посвящен вооружению народов центральноазиатского региона. Авторы последовательно рассматривают различные виды оружия дистанционного и ближнего боя, эволюцию комплекса защитного вооружения номадов. Отдельные главы посвящены внедрению в войска кочевников принципиально нового для них вида вооружения- артиллерии и ручного огнестрельного оружия.

Вторая часть книги посвящена эволюции тактики ведения боя различных народов Центральной Азии и Южной Сибири: монголов XV-XVI вв., халхасцев и чахар-монголов накануне и после их вхождения в состав Цинской империи, ойратов XVII- первой половины XVIII вв., монгольских кочевников Тибета, енисейских кыргызов, номадов Алтая, бурят и тувинцев. Особое внимание уделено «Ренессансу» военного дела кочевников в эпоху «Малого монгольского нашествия». В центре внимания- самая могучая «военная машина» эпохи- армия Джунгарского ханства.

Заказать книгу можно непосредственно в издательстве. Заявку можно выслать на электронные адреса Редакции:
imc-25@mail.ru
elicheb@gmail.com (Елизавета Чебушева).

В заявке необходимо указать:
1. Количество экземпляров.
2. ФИО получателя.
3. Адрес получателя.

Заявленная Редакцией стоимость книги (без учета доставки)- 1 100 руб.

Главное вооружение кочевника воина. Защитное вооружение кочевников центральной азии и южной сибири в период позднего средневековья

Со времени появления на южных рубежах Сибири военных отрядов русских казаков и служилых людей в конце ХVI-ХVII вв. правящая элита тюркских этносов стремилась заимствовать огнестрельное оружие и освоить тактику его применения.
В комплексах боевых средств тюркских номадов Саяно-Алтая преобладали традиционные виды холодного оружия и средства защиты. Кыштымы и телеуты вели обстрел противника из луков «монгольского типа» со срединными и плечевыми фронтальными костяными накладками и концевыми вкладышми. В памятниках енисейских кыргызов и тувинцев остатки луков не обнаружены. Однако, русские казаки, которым приходилось воевать с кыргызами, утверждали, что «бой у них лучной» [Потапов, 1957. С. 18]. Кыргызы, кыштымы, телеуты и тувинцы применяли для поражения противника стрелы с плоскими и гранеными железными наконечниками. Енисейские кыргызы и телеуты использовали также дротики. Сходство форм луков и стрел на территории всей Центральной Азии свидетельствует о едином процессе развития средств и тактики дистанционного боя у тюркских номадов [Худяков, 2007. С. 149].
Оружие ближнего боя кыргызских, телеутских и тувинских воинов было во многом схожим. Воины этих народов сражались однотипными ударными копьями, палашами и саблями. Наличие в составе оружейного набора схожих форм древкового колющего и клинкового оружия объясняется общими тенденциями в тактике конного боя и общими источниками поступления оружия. Шорские мастера-оружейники поставляли оружие енисейским кыргызами и телеутам. Определенные отличия наблюдаются между данным оружейным набором и вооружением кыргызских кыштымов, в составе которого присутствуют архаичные мечи и преобладают топоры русского производства, использовавшиеся также телеутами и тувинцами. Эти различия обусловлены характером и интенсивностью внешних контактов кыштымов, которые в значительно большей степени, чем тюркские и монгольские кочевники, взаимодействовали с русскими людьми. В составе оружия ближнего боя у телеутов и кыштымов были изделия российского производства: ударные копья, секиры, булавы и кистени.
[221] В наборе защитного вооружения монгольских и тюркоязычных номадов Саяно-Алтая присутствовали близкие по конструкции доспехи: пластинчатые панцири — куяки и пластинчато-нашивные внутренние панцири, пластинчато-кольчатые комбинированные доспехи, кольчуги, сфероконические и сфероцилиндрические шлемы. Сведения о различных типах кыргызских доспехов содержатся в русских письменных источниках, в которых русские воины высоко оценивали их качество [Бахрушин, 1955. С. 182]. Отдельные находки позднесредневековых панцирей, кольчуг и шлемов обнаружены в Южной Сибири. Комплекс вооружения енисейских кыргызов и кыштымов, телеутов и тувинцев имел общую основу. Он включал оружие дистанционного и ближнего боя и средства защиты, которые были характерны для всей Центральной Азии.
Военная организация улусов енисейских кыргызов включала отряды отдельных княжеств и ополчения, составленные из вассальных племен. Основную ударную силу войск тюркских народов Южной Сибири составляли дружины профессиональных воинов — батыров, составлявших отряды, охранявшие местных князей. В составе войск енисейских кыргызов и телеутов широко привлекались отряды, набранные из зависимых племен кыштымов. Искусство ведения сражений конными армиями у тюркских народов Южной Сибири в эпоху позднего средневековья и Нового времени основывалось на применении рассыпного строя и массированного обстрела противника, и атаки лавой отрядами панцирной конницы в ближнем бою. На протяжении периодов развитого и позднего средневековья Саяно-Алтай был важной ремесленной базой оружейного производства не только для тюркских кочевых народов и монгольских государств Центральной Азии. Воины тюркских народов Южной Сибири использовали холодное оружие и доспехи, изготовленные шорцами, жившими в Кузнецкой котловине.
Появление в конце периода позднего средневековья на границах Южной Сибири отрядов русских служилых людей существенным образом изменило традиционную линию развития военной истории тюркских кочевых народов. В это время кочевникам пришлось столкнуться с хорошо вооруженным, обладавшим огнестрельным оружием и большим боевым опытом вооруженной борьбы против номадов могущественным противником, имевшим иные, в большей степени соответствующие новым историческим условиям, вооруженные силы и военные традиции. Большая часть кочевых государственных образований не смогла на равных противостоять превосходящим силам и вооруженным огнестрельным оружием армий крупнейших евразийских империй. В эпоху позднего средневековья и Нового времени правители тюркских народов Южной Сибири предпринимали попытки оснащения своих воинов ручным огнестрельным оружием и артиллерией, и применения новых тактических приемов ведения боя. Тюркские кочевые народы Саяно-Алтая попытались заимствовать некоторые виды холодного оружия ближнего боя и огнестрельное оружие
[222] у русских людей [Бобров, Худяков, 2004. С. 263-266]. Среди этнических групп, чаще иных контактировавших с русским населением, выделялись кетские и самодийские племена, находившиеся на положении кыштымов в кыргызских княжествах. Кыштымы смогли обеспечить себя изделиями русского производства. Воины — кыштымы использовали в качестве оружия приобретенные у русских людей железные топоры. Енисейские кыргызы и телеуты, оценив по достоинству высокую эффективность огнестрельного оружия, стали ориентироваться на приобретение и оснащение своих воинских отрядов этим оружием. Однако решить эту задачу им в полной мере не удалось. Не имея соответствующей требованиям времени производственной базы для изготовления сложных в техническом отношении видов оружия и боеприпасов, полностью обеспечить в необходимом объеме свои воинские формирования новыми видами вооружения они не смогли. Русские воины, оказавшиеся в непростых для себя условиях в отдаленных от экономических центров Российского государства районах Западной и Восточной Сибири, несмотря на нехватку людских и материальных ресурсов и наличие превосходящего по численности вражеского окружения, смогли мобилизовать все свои силы и возможности, успешно противостоять воинственным противникам и удержать вновь присоединенные территории. Важную роль в достижении этих военных успехов сыграло не только обладание определенным военно-техническим преимуществом, выразившемся в обладании огнестрельным оружием, но и умение передвигаться и преодолевать крупнейшие водные артерии Сибирского региона, и возведение фортификационных сооружений, оказавшихся надежным средством обороны против нападений военных отрядов кочевнической конницы. Русские воины стремились активно использовать в своей боевой практике и традиционные виды холодного наступательного оружия и защитного вооружения, которые они охотно приобретали или обменивали у местных жителей. Особенно высоко ценились русскими казаками и служилыми людьми пластинчатые и комбинированные панцири, наручи и другие предметы индивидуальной металлической защиты воинов, которых в арсеналах царских воевод в Сибири не хватало и поэтому добывать их приходилось самим воинам. Нередко при этом нарушались царские указы и защитное вооружение приобреталось в обмен на ружья и боеприпасы, хотя продавать их сибирским «иноземцам» было категорически запрещено. Использовались русскими воинами и некоторые тактические приемы ведения боя, успешно применявшиеся кочевниками. В составе военных отрядов российских войск в Сибири служили представители коренных народов. Они выполняли обязанности проводников, переводчиков, разведчиков. Ввиду постоянной нехватки людских резервов российские власти в Сибири постоянно принимали в состав казачьих войск сибирских татар, казахов, бурят и других тюркских и монгольских кочевых народов. Поэтому влияние в сфере военного дела между русским населением в Сибири и тюркскими и монгольскими народами было взаимным.
[223] В создавшихся новых условиях в результате постоянно возрастающего военного давления извне, со стороны крупнейших евразийских держав, изменить в свою пользу ход событий военной истории изучаемого региона южносибирским и центрально-азиатским кочевникам оказалось не под силу. Утратив свое былое военное преимущество над армиями стран оседло-земледельческой цивилизации в численности, организованности, боевом опыте, мобильности и маневренности на полях сражений, кочевые народы Южной Сибири и Центральной Азии стали часто терпеть поражения в войнах с превосходящими их по вооружению, технической оснащенности и организованности войсками своих грозных противников. В дальнейшем, в ходе военных действий, происходивших в течение периода Нового времени, тюркские и монгольские номады попали в сферу влияния и были включены в качестве подвластного населения в состав крупнейших мировых империй Российской и Маньчжурской. В последующий исторический период военные силы номадов стали использоваться российскими и маньчжурскими властями в качестве иррегулярной, или вспомогательной конницы в составе имперских войск в ходе военных действий, которые вели эти государства против своих противников на территории Евразии. Период самостоятельного развития военного дела кочевых народов в Центральной Азии в начале Нового времени завершился.

Читать еще:  Как стать сильным человеком за 10 минут. Как выбрать систему тренировок

Бахрушин С.В. Енисейские киргизы в ХVІІ в. // Научные труды. — М.: Изд-во АН СССР, 1955. — Т. 3; ч. І2. — С. 176-297.
Бобров Л.А., Худяков Ю.С. Этнокультурные контакты русских с тюркскими этносами Западной и Южной Сибири в военной сфере в позднем средневековье // Русские. Материалы VІІ Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». — Тобольск: Тобольск. гос. ист.-арх. музей-заповедник, 2004. — С. 263-266.
Потапов Л.П. Происхождение и формирование хакасской народности. — Абакан: Хакас. книжн. изд-во, 1957. — 307 с.
Худяков Ю.С. Эволюция комплекса вооружения кочевников Южной Сибири в позднем средневековье и в Новое время под влиянием контактов с русскими людьми // Вооружение и военное дело кочевников Сибири и Центральной Азии. — Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2007. — С. 125-154.

Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий, 2009. Том XV.

Источники:

http://kyrgyz.ru/articles/library/leonid_bobrov_zashitnoe_vooruzhenie_sredneaziatskogo_voina_epohi_pozdnego_srednevekovya/1/
http://www.gerodot.ru/viewtopic.php?t=13760
http://ostrog.ucoz.ru/publ/b/bobrov_l_a_borisenko_a_ju_khudjakov_ju_s/vzaimovlijanie_russkikh_kazakov_i_tjurkskikh_narodov_sajano_altaja_v_voennoj_oblasti_v_ehpokhu_pozdnego_srednevekovja_i_novoe_vremja/153-1-0-250

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector