1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Евгений Федоров: «Я всегда думал о команде, а не о себе. Российские хоккеисты, выступающие в европейских чемпионатах Евгений федоров хоккеист с семьей

Сергей Федоров: Я не ощущаю, что стал великим игроком

ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ НАПАДАЮЩЕГО «АНАХАЙМА» И ПЕРВОГО РОССИЙСКОГО ЭНХАЭЛОВЦА, НАБРАВШЕГО 1000 ОЧКОВ ЗА КАРЬЕРУ

В субботнем матче против «Ванкувера» (3:1) Сергей Федоров стал первым россиянином, набравшим 1000 очков в НХЛ! Отметка, после которой хоккеиста принято считать не просто звездой, а великим игроком. Через несколько дней, когда «Утки» прилетели домой и вышли на матч с «Далласом» (3:1), состоялась торжественная церемония в честь юбиляра. Одноклубники вручили Федорову серебряную клюшку, а от руководства НХЛ был подарен сувенирный кристалл. После игры обладатель «Харламов Трофи»-2003 дал большое интервью для «СС».

О том, что без большого интервью «Советскому спорту» не обойтись, виновник торжества, конечно, догадывался. Созвонившись перед матчем с «Далласом», мы договорились пообщаться 20 минут в раздевалке после игры. Заработавший в тот вечер еще два очка лидер «Анахайма» Сергей Федоров вышел к журналистам свеженький и улыбчивый, не чета себе же месячной давности. Тогда команда проигрывала матч за матчем, а Федоров выглядел как выжатый лимон. Я начал было разговор… «Вы торопитесь? – не дал мне закончить Федоров. Он тоскливо оглядел раздевалку. – Ужинали? Давайте совместим приятное с полезным. Я знаю одно место».

Я согласился, не успев прикинуть, что в этом предложении является приятным, а что – полезным. Дальнейший разговор проходил в близлежащем ресторане, который давно облюбовали «Утки». В соседнем зале расположились несколько игроков «Анахайма», а за стойкой потягивал пиво генеральный менеджер клуба Брайан Мюррей. Федорова там знал каждый – от парковщика машин до метрдотеля. Не говоря уже о болельщиках, разведавших местечко и постоянно теребивших своего кумира на предмет автографов и объяснений в любви. Подошедшая официантка, зная вкус Федорова, предупредила, что отбивных сегодня нет. Пришлось довольствоваться стейком. К мясу принесли по бокалу калифорнийского вина. Громких тостов не говорили, зато запланированные 20 минут вылились в два часа непринужденной беседы.

– Сергей, вас поздравлял тезка Зубов из «Далласа», с которым я говорил о вашем юбилее. Считается, что Зубов не жалует российскую прессу, но по разговору этого заметно не было.

– Так и есть, не любит. И я не люблю, и многие другие ребята. Раз беседуем, значит, вы на нас благотворно действуете.

– Почему не сложились отношения с российскими репортерами?

– Просто никто к нам интерес по большому счету не проявлял. Особенно в первые 7–8 лет, несмотря на то, что мы всех гасили, – ни одного русского журналиста не было. Наконец, один приехал на финал Кубка Стэнли-98. И даже тогда – то ли побоялся, то ли постеснялся подойти. А мы особо и не рвались разговаривать, потому что в отечественной прессе про нас постоянно всякую ерунду писали. Никому это не нравилось, я могу за всех ребят поручиться. Уж не знаю, откуда это брали. Может, из американских газет перепечатывали. Сидели в России, читали Рейтер и фабриковали свое мнение. А с игроками не разговаривали.

– Когда эта ситуация изменилась? Кто наладил контакт?

– До сих пор никто. По крайней мере, со мной.

– А как же «Советский спорт»?

– В матче с «Далласом» вы летали по площадке, будто у вас после юбилея гора с плеч свалилась…

– Хорошо подготовился к матчу, отдохнул. Если вы полагаете, что в Калгари и Ванкувере я думал только о своей тысяче, то ошибаетесь. Что о ней думать? Замечтаешься на площадке, тебе дадут в «душу», и все.

– Когда осознали, что приближаетесь к этой отметке?

– В последние две недели повалилось так много вопросов от журналистов, что не осознать было трудно. Но финишные пять очков были для меня, скажем так, интригующими. Хотя я старался избегать разговоров на эту тему, чтобы не сглазить.

– Только в соблюдении определенного ритуала при подготовке к матчу. Такая рутина позволяет чувствовать себя более комфортно. Это трудно объяснить. В глазах нормальных людей такое, может, и выглядит как суеверие.

– Когда набрали 1000-е очко, испытали облегчение?

– Только когда закончился матч в Ванкувере. Если бы я набрал тысячу очков, а команда проиграла, было бы все по-другому.

– В Ванкувере вашего младшего брата случайно не было на трибунах? Он же выступает в фарм-клубе «Кэнакс» (позавчера его вызвали в основной состав вместо травмированного капитана Маркуса Нэслунда. – Прим. А.Т.).

– Нет, но Федор приезжал в Анахайм во время звездного уик-энда. Провел со мной три дня.

– Как у него дела?

– Нормально. Отлично играет в последних 15–20 матчах. Сильнейший в «Манитобе». Недавно сделал первый хет-трик в карьере. Вы, наверное, это пропустили. Надо обязательно об этом написать.

– Ходят слухи, что «Ванкувер» готов обменять Федорова-младшего. Я даже спросил Брайана Мюррея, не хотел бы он создать в «Анахайме» связку братьев Федоровых…

– Не думаю, что это реально. Если бы кто-то захотел, такое давно бы уже произошло. Но не будем терять надежду, правильно?

– Слышали о планах создать русский клуб в рамках ВХА? «СС» об этом много писал. Хотели бы выступать с братом в такой команде во время локаута?

– Никогда не интересовался планами ВХА. Но раз вы говорите, что будет русский клуб, то можно рассмотреть и такой вариант. Правда, неизвестно, захотят ли пригласить нас обоих.

У Сергея в очередной раз звонит телефон. Некоторых абонентов, мельком взглянув на номер, он игнорирует. Но на большинство звонков отвечает и охотно болтает на безупречном английском: «Алло? О, привет, братан. Ага, выиграли. Гол и передача. Приближаюсь ко второй тысяче. Осталось 997 очков. Ну, увидимся. Пока, старик». С чувством юмора у Федорова все в порядке.

– Кто-нибудь из родных стал очевидцем вашего юбилея?

– Мне не удалось ничего организовать, да я особо и не пытался. Но если буду забивать пятисотый гол (сейчас Федоров забросил 421 шайбу за карьеру. – Прим. А.Т.), думаю, попрошу приехать маму с папой. Или брата.

– Кто первым поздравил вас с достижением?

– Главный тренер «Анахайма» Майк Бэбкок. Причем до игры.

– Именно! Все нормально, говорит, я знаю, что ты здорово выступишь, и мы выиграем. Я говорю: ну, спасибо за доверие, постараюсь. Меня здорово подстегнули его слова, пришлось попахать. Надолго запомню этот трюк. Ну а потом отец с мамой звонили, мой лучший друг Брайан Тернер, агент Пэт Бриссон. Все примерно в одно время.

– Как вы провели первый день в ранге тысячника?

– До трех часов дня смотрел телевизор. Съездил пообедать, сделал домашние дела. Сдал вещи в химчистку, забрал готовые, если кому-то интересны такие подробности. Потом поужинал и уже в 9 часов вечера был в постели.

– С одноклубниками не праздновали?

– Нет, но мне еще предстоит проставиться по такому случаю. Тем более что я об этом пообещал ребятам по канадскому телевидению. Теперь не отвертеться.

– Вы уже вторую тысячу открыли. 1001-е очко вам «подарил» новичок «Анахайма» Петр Счастливый, забив гол с вашей передачи. В «Детройте» вы играли в «Русской пятерке», сейчас выходите с молодыми русскими…

– С русскими легко найти общий язык. Но было бы лучше, чтобы ребята, которые со мной катаются, не гадали, а четко отрабатывали те игровые наработки, которые у нас есть. Не надо думать, где я буду, как я буду. Просто следует пробросить шайбу или отдать пас. Молодые ребята еще не привыкли к тому, что всю работу между двумя синими линиями легче проделать мне, потому что у меня хорошая скорость, особенно в середине площадки.

Читать еще:  Самое крупное поражение в истории футбола. Самые крупные счета в футболе

– Вы обошли форварда «Торонто» Александра Могильного и стали первым россиянином, который набрал в лиге 1000 очков…

– Если бы не его травма бедра, Могильный меня бы обогнал. Поэтому я все время говорю, что хочу разделить это достижение с Сашей. Мы с ним хорошие друзья, с 16 лет играем в этот хоккей. Начинали в ЦСКА, потом юниорская, взрослая сборная, НХЛ. Не сомневаюсь, что он был бы первым в этом споре. Ему оставалось всего ничего – 11 очков. Правда, у меня такое чувство, что я должен был набрать эти очки еще два года назад. Но слишком много пропустил. Во-первых, локаут в 1994-м, во-вторых, когда со мной не заключали контракт в сезоне-1997/98. В общей сложности я потерял где-то девять месяцев. Ко мне даже Майк Модано (капитан «Далласа») подошел после игры и говорит: «Что-то ты припозднился с этим делом».

Наш разговор в очередной раз прерывают – девочке лет десяти нужен автограф русской звезды. Шариковая ручка отказывается писать на глянцевой бумаге. Девчушка кусает губы – сейчас прогонят! «Фломастер есть?» – терпению и приветливости Федорова, кажется, нет предела. Я достаю фломастер из сумки. Получив росчерк, девочка смелеет и пытается начать разговор с Сергеем. Но тот уже заканчивает аудиенцию: «В другой раз поговорим, милочка». И озорно добавляет: «Я тут с прессой, надо держать язык за зубами».

– Чувствуете ли вы себя «лицом русского хоккея», как вас нередко называют?

– Нет. Я не ощущаю себя никем и ничем великим, тем более лицом.

– Но не будете же вы отрицать, что вместе с Могильным и Буре открыли дверь нескольким поколениям молодых российских хоккеистов? До вас на русских смотрели издалека и говорили: за сборную-то они играть умеют, а вот потянут ли в НХЛ?

– В какой-то мере, да. Вы бы лучше этот вопрос им задали, тем, что пришли после нас: считают они так или нет. Это будет интересней. Хочется думать, что мы закрепили за русскими хоккеистами хорошую репутацию.

– Вы выступаете в «Анахайме» с ребятами, для которых были кумиром детства. Эта тема хоть раз поднималась, хотя бы в шутку?

– Довольно щекотливая тема, поэтому я стараюсь вести себя со всеми одинаково, чтобы она не всплывала лишний раз. Как я могу быть чьим-то кумиром в раздевалке, когда мы делаем общее дело, играем вместе, готовы друг за друга в огонь и в воду? Может быть, после сезона, в выходные есть время об этом подумать, пошутить. Я всегда готов поделиться своим опытом, жизненными историями.

– Ваше недавнее большое интервью «СС» под названием «За сборную играть не собираюсь» вызвало бурю эмоций. Многие болельщики приняли ваше решение близко к сердцу.

– Давайте смотреть на вещи трезво. Во-первых, если «Анахайм» до конца регулярного чемпионата будет играть так, как в последних четырех матчах, мы попадем в плей-офф, и тема снимается. Но даже если нет. Я уже ездил в сборную, и всякий раз, когда мы неудачно выступали, пресса винила во всех смертных грехах нас, энхаэловцев. К тому же я не знаю системы нынешних тренеров сборной. А какая будет команда, игра? Неизвестно.

– Значит, все зависит от тренеров и партнеров?

– Поймите меня правильно, я не выбираю ни тренеров, ни состав. Я просто говорю о том, что меня волнует, как игрока. Не хотелось бы попасть впросак. Когда приезжаешь с одного бала на другой, и результат неудовлетворительный, кто будет в ответе? Лучшие игроки. Зачем мне это надо? Впрочем, я в курсе, что Алексей Касатонов (генеральный менеджер сборной. – Прим. А.Т.) звонил моему отцу, прощупывал почву.

– Что это означает?

Уважаемые читатели! Если вы хотите пообщаться с Сергеем Федоровым, отправляйте письма на электронные адреса lysenkov@sovietsport.ru и mailto:nhl@sovietsport.ru или на почтовый адрес нашей газеты. Мы передадим их корреспонденту «СС» Алексею Толкачеву и на основании ваших вопросов продолжим беседу с популярным хоккеистом.

АНКЕТА СЕРГЕЯ ФЕДОРОВА

САМАЯ ПАМЯТНАЯ ПЕРЕДАЧА
Две в недавнем матче с «Ванкувером» (2:1). Первая – команда вышла вперед (а Федоров набрал 1000-е очко за карьеру. – Прим. А.Т.). Вторая – Петя Счастливый забил победный гол.

САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ МАТЧ
Конечно же последний матч финала Кубка Стэнли против «Филадельфии» в 1997 году. Я тогда играл со сломанными ребрами, кололся перед каждой встречей на протяжении двух с половиной серий. Когда выиграли, первая мысль была, что не нужно больше колоться.

САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ ТУРНИР
«Золотая шайба», город Апатиты. У меня до сих пор есть деревянная медаль. Покрыта лаком, и написано – «Лучшему бомбардиру». Наша команда тогда заняла первое место.

ЛУЧШИЙ ТРЕНЕР
Мой отец Виктор Федоров. По крайней мере, все те навыки, что у меня есть, получены от него. Потом Геннадий Бандурин («Юность», Минск), Виктор Тихонов (ЦСКА), Брайан Мюррей («Детройт»), Скотти Боумэн («Детройт»), Майк Бэбкок («Анахайм»). Они для меня все лучшие, потому что дают возможность играть.

САМЫЙ ПАМЯТНЫЙ ГОЛ
Тот, который я забил 26 декабря 1996 года в овертайме «Вашингтону». Я тогда выступал в «Русской пятерке» и забросил все пять шайб. На следующий день в газетах написали: «Федоров – 5, Вашингтон – 4». Голы были очень красивые. Мне ребята такие пасы отдавали, что я забивал в пустые ворота.

Сергей Федоров: беру паузу, пора мне пожить для себя и для семьи, а не только хоккеем

Один из лучших игроков в истории отечественного хоккея, трехкратный обладатель Кубка Стэнли, член Зала хоккейной славы Сергей Федоров в первом за долгое время интервью рассказал корреспонденту агентства «Р-Спорт» Семену Галькевичу, как отнесся к решению руководства ЦСКА освободить его от должности главного менеджера, подвел итоги пяти лет работы в армейском клубе и поделился планами на будущее.

— Прежде всего, расскажите, чем сегодня живет Сергей Федоров?

— В течение последних пяти лет я был активно задействован в целом ряде проектов, касающихся не только хоккея, и сейчас они остаются со мной. Основное – это, конечно, бокс, где идет сотрудничество с атлетами такого высокого уровня, как Денис Лебедев, Саша Поветкин, Григорий Дрозд, которым в определенных моментах оказывается помощь. Также можно сказать о гонщике Сергее Сироткине, выступающем за команду Формулы-1 «Рено» в качестве тест-пилота, и фигуристке Елене Радионовой, которых мы курируем.

В качестве активного члена наблюдательного совета хоккейного клуба ЦСКА смотрю за командой, по возможности стараюсь бывать в офисе, посещать тренировки и игры. Я был с командой на предсезонных сборах в Финляндии и Швейцарии. Внимательно слежу за всеми процессами, стараюсь быть в курсе событий, понимать, что происходит. Если вкратце, то вот так.

— А что дальше? В каком направлении хотелось бы развиваться?

— Пока я беру небольшой перерыв. Назовем это заслуженным, но активным отдыхом.

— После него вам было бы интересно снова поработать в КХЛ в том качестве, в котором вы трудились в ЦСКА?

— Это очень напряженная работа, и вряд ли мне хотелось бы работать в таком качестве в другом клубе. Думаю, если это не ЦСКА, то однозначно нет.

— Северная Америка вас тоже не интересует? Нет мечты о работе в НХЛ?

— Знаете, эту страницу я для себя закрыл, так как, во-первых, есть дела семейные: у меня растет дочка, растет сын. Во-вторых, НХЛ – это очень серьезный вызов, серьезный шаг. Для этого нужно быть в очень хорошей форме, а опыта работы на таком уровне у меня нет. Сходу такие вершины не покорить, согласитесь.

— В правлении КХЛ вы останетесь?

— Если честно, не в курсе. В принципе, я с удовольствием продолжу эту работу, если понадобится. Я знаю, как функционирует этот рекомендательный орган.

«Селекция ЦСКА не была безгрешной, с этим было бы глупо спорить»

— Что все-таки произошло в декабре прошлого года, когда Сергей Федоров перестал быть главным менеджером ЦСКА?

— По-моему, ничего необычного не произошло. Руководитель клуба принял такое решение, это нормально, это спортивный бизнес. Я благодарен за то время, которое проработал в ЦСКА в роли главного менеджера.

Читать еще:  Керлинг чм мужчины результаты.

— В газетах писали, что «в ЦСКА уже давно шла борьба за власть, и Федоров ее проиграл».

— (Улыбается) Если честно, мне сложно даже что-то сказать на этот счет, наверное, люди знают больше, чем я. Не знаю, в спорте высших достижений всегда была высокая конкурентная среда. Я же занимался чисто спортивными вопросами, делал все возможное, чтобы клуб жил, работал и показывал высокие результаты.

— Что лично вам дали эти без малого пять лет в роли главного менеджера ЦСКА?

— Это огромный опыт, это хорошая школа, благодаря которой теперь я знаю, что почем, с чем все это можно есть. Было очень много общения с разными людьми, от хоккеистов до самых высоких руководителей. Это действительно интересная работа, хоккейная работа, рад, что удалось поработать в ЦСКА, в КХЛ.

Конечно, мне не было легко, ведь я пришел буквально с площадки, пришел и стал менеджером такого великого клуба. Сразу навалилось очень много направлений: и школа, и команда МХЛ, и клуб ВХЛ был создан, и с первой командой нам удалось показать результаты, благодаря, в первую очередь, конечно, тренерскому штабу. Но уверен, что и без каждодневной кропотливой работы моей менеджерской команды добиться всего этого было невозможно.

— Вы же не ждали этого приглашения в ЦСКА пять лет назад?

— Конечно, нет, это была воистину удивительная история. Я отдыхал после сезона в магнитогорском «Металлурге», наслаждался отпуском, когда раздался звонок. Это было в субботу, а в понедельник я уже был в Москве на своей первой встрече с Игорем Ивановичем Сечиным. Тогда все и началось, тогда все и завертелось.

— Тот случай, когда ответа «нет» и быть не может?

— (Улыбается) Хоккей — это же быстрая игра, и я еще не остыл после карьеры игрока, так что мне не потребовалось много времени, чтобы принять решение. К тому же, я понимал, что нужно как-то отойти от ритма жизни спортсмена, при этом для меня было важно остаться в хоккее.

— Какую ошибку не допустили бы в ЦСКА, имей возможность все переиграть?

— Таких ошибок хватало, потому что это работа с людьми, потому что это командный вид спорта. Безусловно, селекция не была безгрешной, с этим было бы глупо спорить. Но она и не будет никогда безгрешной, кто бы за нее ни брался. В любом случае то, чем я занимался последние пять лет, ближе мне, чем что-либо другое. Если честно, сегодня я даже представить не могу, чем бы занимался в жизни, если бы мне не повезло и пять лет назад на меня не обратили внимание.

«Ягру 45 лет, в этом ракурсе Зарипов, может, даже поинтереснее чеха»

— ЦСКА в это межсезонье провел, пожалуй, самую масштабную трансферную кампанию в истории КХЛ. Шансы на первый Кубок Гагарина как никогда высоки?

— Можно и так сказать. Свежая кровь всегда приветствуется, тем более, что в команду пришли ребята, которые обладают высоким мастерством, действительно большим потенциалом.

— Как оцениваете эти изменения в составе ЦСКА?

— Не хочу быть одним из экспертов, не являюсь таковым. Просто рад, что клубу удалось провести такие трансферные ходы. Мне интересно посмотреть на новичков, мне интересно посмотреть, как с ними будут взаимодействовать «старожилы», те ребята, которые прошли школу Дмитрия Квартальнова.

— Игорь Никитин готов к работе в качестве главного тренера с такой командой?

— Полагаю, что сейчас он находится на пике, это самое время для него попробовать себя в роли главного тренера.

— В феврале, на время Олимпиады-2018, Никитин оставит клуб. Вам будет интересно смотреть эти Игры без участия НХЛ?

— Очень интересно. Сейчас у всех ребят в КХЛ возросли шансы попасть в сборную. Понятно, что Олег Знарок и его штаб отдадут предпочтение, что называется, проверенным бойцам, но я уверен, что появятся и неожиданные имена – ребята, которые игрой в этом сезоне КХЛ докажут свое право отправиться в Корею.

Ничего страшного, что там не будет игроков НХЛ, мы их по телевизору посмотрим, а они Олимпиаду по телевизору посмотрят. Очень жду этого турнира, очень хочу увидеть состав нашей сборной и пожелать ребятам удачи.

— НХЛ и КХЛ – нет, а в сборной России в будущем вам было бы интересно поработать в том или ином качестве?

— В каких-то узкоспециализированных моментах я готов помогать. Не знаю, что это может быть, сам себе же я предложить не могу роль. А вообще, давайте остановимся на том, что пора мне немножко… Я не побоюсь этих слов, пора мне пожить для себя и для семьи, а не только хоккеем. Хотя он остается важнейшей частью моего бытия, это даже не обсуждается.

— И все же еще несколько вопросов о хоккее. Вы можете представить, что Данису Зарипову дадут контракт в НХЛ?

— Шансы есть всегда.

— Но там даже Яромир Ягр найти работу не может.

— (Улыбается) Ягру же 45 лет, так что в этом ракурсе Зарипов, может, даже поинтереснее чеха. Если серьезно, я точно знаю, что Данис — универсальный игрок. Если ему найти правильную роль, то он в любом клубе будет также разыгрывать, как он это делал в «Магнитке» с Сергеем Мозякиным и Яном Коваржем.

— В целом, что думаете о ситуации, в которой оказался Зарипов?

— Для меня это полнейший нонсенс. Я же играл в «Магнитке» и знаю всех ответственных людей, знаю весь медицинский персонал. То, что произошло – это абсолютный нонсенс. Я не знаю технических моментов, но знаю Даниса, для которого самым большим допингом может быть пара чашек кофе. Желаю ему восстановить свое доброе имя и продолжить карьеру, ему нужно играть.

«Для меня лучшими всегда были и остаются Буре и Могильный»

— Евгений Малкин этим летом взял третий Кубок Стэнли и сравнялся с вами. Возьмет ли четвертый?

— У «Питтсбурга» молодая и сбалансированная команда. Пусть и ушли три-четыре игрока, но главное, что остался костяк, и в команде по-прежнему играют два сильнейших центральных нападающих в мире. Так что есть все шансы, все возможно, но надо понимать, что отыграть еще один такой сезон – это титанический труд.

— Уже идут споры, кто же является лучшим российским игроком в истории НХЛ: Сергей Федоров, Павел Буре или Евгений Малкин. Кто лучший для вас?

— Для меня лучшими всегда были и остаются Павел Буре и Саша Могильный. Малкин игрок не моего поколения, поэтому сравнивать сложно. Но в своем поколении Малкин однозначно сильнейший игрок, потому что он центральный, он отвечает за все, что происходит на площадке.

— С Александром Овечкиным поддерживаете связь? Его уже даже как-то жаль по-человечески из-за отсутствия перстня.

— Мы на связи, иногда созваниваемся, Саша пригласил меня, большое ему спасибо, на свадьбу в прошлом месяце. По-человечески, может, его и жаль, но жалость в нашем спорте – это не то чувство, на котором хоккеисты живут, работают и совершают подвиги. Карьера Овечкина в самом разгаре, у него все впереди. Уверен, в «Вашингтоне» скоро подтянется и Женя Кузнецов, подтянется и создаст конкуренцию тому же «Питтсбургу» и связке центральных нападающих Кросби – Малкин.

Спорт

От Могильного до Малкина: как россияне становились американцами

Могильный, Ларионов и Малкин: российские хоккеисты с американским паспортом

Российский форвард «Питтсбурга» Евгений Малкин признался, что является гражданином США. Однако случай с 33-летним уроженцем Магнитогорска не является единственным. «Газета.Ru» — о российских хоккеистах, которые после переезда за океан обрели заграничный паспорт.

Александр Могильный

Александр Могильный, он же Александр Великий, не стал первым российским хоккеистом, уехавшим в Национальную хоккейную лигу, однако его отъезд за океан был сенсационным.

В 1988 году «Баффало Сэйбрз» выбрал Могильного в пятом раунде драфта под общим 89-м номером, но подписать контракт с советским хоккеистом сразу же «клинки» не сумели. Переход же состоялся только через год: во время чемпионата мира в Швеции Могильный через своего менеджера связался с главой скаутского департамента «Баффало» Доном Люсом, после чего тот сразу же явился в Швецию, предварительно отправив в посольство США просьбу об оформлении документов для перелета отечественного форварда. В отличие от своих соотечественников — Виктора Нечаева и Сергея Пряхина, первым улетевшими за океан, — Могильному покинуть территорию СССР в тот момент не представлялось возможным: Александр был игроком ЦСКА, что тогда приравнивалось к действующему военнослужащему, а им по закону уезжать за границу было запрещено.

Читать еще:  Нормативы бег 5 км мужчины военнослужащие. Обязательные нормативы физподготовки в армии и спецслужбах России (6 фото)

Скауты «Баффало», осознавая это, подготовили план побега хоккеиста и осуществили его прямо в отеле, где базировалась советская сборная во время чемпионата мира. Впоследствии Могильный в СССР был признан предателем и дезертиром, а сам игрок запросил в США политическое убежище.

«Я видел, какое отношение к старшим товарищам, понимал, что со мной будет, когда дойду до этого возраста. Заканчивая карьеру, они оставались ни с чем. Побег никакого мужества не требовал. Смешно, когда говорят, что я сжигал мосты.

Потому что уезжал из Москвы нищим человеком. Я был олимпийским чемпионом, чемпионом мира, трехкратным чемпионом СССР. При этом не имел даже метра жилья. Кому нужны эти грамоты с медалями?» — признавался он спустя несколько десятков лет в интервью «СЭ».

Тогда же Могильному был сделан новый паспорт: собственного загранпаспорта у хоккеиста на руках не было, его он в обязательном порядке сдал начальнику национальной сборной во время пребывания в Швеции. Американское же гражданство Александр принял спустя более чем десять лет, после 13-го сезона в НХЛ.

Сергей Федоров

Похожая судьба оказалась и у Сергея Федорова. Как и Могильный, он являлся игроком ЦСКА, потому выезд за границу ему также был запрещен. Однако Федоров вызвался выступить вместе со сборной СССР на Играх доброй воли в США. Там же он в итоге и остался.

После одного из матчей на него тайно вышли представители «Детройт Ред Уингз», которым советский хоккеист и рассказал о своем намерении совершить побег. К этому момент Федоров уже был задрафтован «Детройтом», но под низким номером — 74. Руководство американского клуба боялось, что подписать контракт с хоккеистом из-за «железного занавеса» не удастся.

Удалось. Встретившись с вице-президентом красно-белых Джимом Лайтсом, он сразу же уехал из отеля в аэропорт и на частном самолете владельца клуба Майка Илича улетел в Детройт.

Паспорт гражданина США Федоров получил уже в 2000 году, когда сдал экзамен на знание английского языка, истории Америки и конституции Соединенных Штатов. Комментируя свои намерения о получении американского гражданства, отечественный хоккеист утверждал, что намерен в будущем стать полноправным избирателем, чтобы голосовать за демократов.

Андрей Марков

Впоследствии переход российских хоккеистов в лучшую лигу мира осуществлялся гораздо проще и без каких-либо побегов, предательств и всего подобного. Что касается получения второго гражданства, то третьим представителем России в хоккее стал Андрей Марков.

В 1998 году «Монреаль Канадиенс» выбрал отечественного защитника в шестом раунде драфта под общим 162-м номером, а через два года Андрей, будучи одним из лучших игроков московского «Динамо», переехал в Монреаль. Впоследствии он уверенно закрепился в составе «Монреаля» и также котировался как один из топовых защитников команды.

19 июля 2010 Марков принял канадское гражданство. Во время церемонии вручения паспорта гражданина Канады российский хоккеист, сжимая в руке маленький кленовый лист, признался в своей любви к стране, но при этом не стал отказываться от российского гражданства.

«Я счастлив быть здесь и горд быть канадцем. Мне нравятся Монреаль и эта страна. Для меня важно стать канадским подданным, но, так или иначе, я все еще русский. За Канаду я играть не собираюсь, уж простите»,

Максим Афиногенов

Еще один представитель столичного «Динамо» в конце 90-х — начале 2000-х уехал покорять НХЛ. Максим Афиногенов в 1999-м подписал контракт с «Баффало Сэйбрз», за который выступал почти десять лет с перерывом на локаут в 2004 году. После окончания контракта с «клинками» российский форвард также подписал однолетний контракт с «Атлантой Трэшерз», за которую в тот момент уже заканчивал играть Илья Ковальчук. Однако на этом карьера Афиногенова в НХЛ завершилась: Максим вернулся в КХЛ, где поиграл за СКА, «Витязь», а сейчас вновь представляет цвета «Динамо».

Впрочем, до своего возвращения в Россию, в ноябре 2008 года, российский нападающий успел стать гражданином США.

Хоккеисту также пришлось сдать обязательные экзамены, как и Федорову. После собеседования Афиногенов отшутился, что американцы во время этих тестов «должны удостовериться, что требующий паспорт США — не шпион».

Евгений Набоков

Весьма богатая карьера вышла у российского голкипера Евгения Набокова. Не столько из-за результатов — а он является рекордсменом клуба «Сан-Хосе Шаркс» среди вратарей по целому ряду статистических показателей, — сколько по количеству клубов. Так, Евгений выступал за «акул», а также «Нью-Йорк Айлендерс» и «Тампа-Бэй Лайтнинг».

О том, чем занимается Набоков сейчас, точно неизвестно, однако ряд источников утверждают, что россиянин до сих пор проживает на территории США вместе со своей семьей, а также занимается тренерской деятельностью. Для этого ему, к слову, нужна американская рабочая виза, и бытует мнение, что паспорт гражданина США у Евгения также имеется.

В 2007 году Набоков информацию о принятии американского гражданства опроверг, однако спустя более чем десять лет данных о том, что чемпион мира в составе сборной России сейчас также является гражданином США, становится все больше.

Сергей Гончар

У российского защитника карьера в НХЛ также выдалась богатой. Причем большинство времени он провел именно за океаном: и в США, и в Канаде. Так, Сергей Гончар, поиграв за «Трактор» и «Динамо», в 1994 году подписал контракт с «Портленд Пайретс», а затем, чередуя НХЛ с КХЛ, выступал за «Вашингтон Кэпиталз», «Бостон Брюинз», «Питтсбург Пингвинз», «Оттаву Сенаторз», «Даллас Старз» и «Монреаль Канадиенс».

Свою игровую карьеру он завершил в 2015 году, выиграв к этому времени один Кубок Стэнли.

По сей день он продолжает свою работу в системе НХЛ. Равно как и Набоков, он также имеет американскую рабочую визу и паспорт. Отказываться от них он не собирается по рабочим причинам, в отличие, например, от «Русской ракеты» Павла Буре, у которого паспорт гражданина США имелся, но год назад он от него отказался, аргументировав это тем, что в последние годы живет в России и в американском гражданстве ввиду отсутствия работы за океаном не нуждается.

Евгений Малкин

Ну, и, конечно, Евгений Малкин, который как раз и подорвал все хоккейное медиапространство в последние несколько дней. О наличии американского паспорта у 33-летнего нападающего «Питтсбурга» стало известно случайно: после расследования о вложениях хоккеиста в один бизнес-проект, связанный с виртуальной реальностью. Для заключения сделки Малкину потребовалось собрать несколько документов, среди которых числился и паспорт США. О том, что россиянин, оказывается, имеет второе гражданство, сообщил юрист Дмитрий Мачихин, который был агентом спортсмена в ходе переговоров.

«О Малкине стало известно, когда мы собирали пакет документов. В ходе сделки возник вопрос в том числе и про гражданства всех ее участников. Оказалось, что в проекте числится один гражданин США. Им оказался Малкин. Я узнал об этом, когда мне пришел загранпаспорт Евгения, хотя сам он в офис ни разу не приезжал. Все решения за него принимали другие люди от его же имени», — цитирует юриста Sports.ru.

Подробнее:

У российского хоккеиста Малкина обнаружили гражданство США

Данную информацию сначала никто из официальных лиц ни опровергал, ни подтверждал. Например, Геннадий Ушаков, отвечая на вопрос о достоверности этих сведений, резко заявил, что «никому не должно быть дела до гражданства Малкина».

Впрочем, позднее Евгений все слухи развеял одним лишь сообщением.

«У моего ребенка есть американский паспорт. США — это мой второй дом. Я живу здесь уже 13 лет. Возможно, мой ребенок пойдет здесь в школу. Моя жена живет здесь. Да, у меня есть американское гражданство. В России у нас есть правила: у тебя может быть два паспорта, в этом нет ничего плохого. Мне комфортно с этим», — цитирует Малкина Tribuna Live.

В 2006 году российский форвард подписал контракт с «Питтсбург Пингвинз», за которых выступает и по сей день, выиграв вместе с клубом три Кубка Стэнли.

Источники:

http://m.sovsport.ru/hockey/articles/144484-sergej-fedorov-ja-ne-oschuschaju-chto-stal-velikim-igrokom?full
http://rsport.ria.ru/20170831/1125033314.html
http://m.gazeta.ru/sport/2019/10/29/a_12783968.shtml

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector