2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дмитрий Громов, мани! Скандал. Защитник «Северстали» Дмитрий Громов: Меня называют ментом и крысой… В каком хоккейном клубе играет дмитрий громов

Защитник «Северстали» Дмитрий Громов: Меня называют ментом и крысой…

ХОККЕЙ. КХЛ
ЭХО СКАНДАЛА

Приговором, который вынес в четверг череповецкий суд менеджеру «Северстали» Дмитрию Попову (репортаж во вчерашнем номере «Советского спорта» и на сайте www.sovsport.ru), это громкое дело не ограничится. 19-летний защитник Дмитрий Громов, обвинивший руководителя клуба в том, что тот в течение полутора сезонов «изымал» у него половину зарплаты, уже сказал, что считает приговор справедливым. И что новые процессы – а Попов, чтобы оправдаться, готов дойти и до Верховного суда – его совсем не пугают.

Но нетрудно предположить, что его жизнь в команде, где на него надели черный свитер «отверженного», вряд ли станет проще. В эксклюзивном интервью «Советскому спорту» Дмитрий Громов впервые рассказывает вещи, о которых до сих пор предпочитал молчать.

Иногда случаются совпадения, которые просто поражают. За много лет до череповецкого скандала был снят очень популярный в народе фильм «Брат»-2, в котором фигурировал хоккеист… Дмитрий Громов, которому тоже предложили поделиться заработанными деньгами.

«РЕШИЛ НЕ ВПУТЫВАТЬ АГЕНТА В СВОИ ПРОБЛЕМЫ»

– Дима, вы когда-нибудь смотрели «Брат»-2? Там же была история с вымогательством денег у хоккеиста Дмитрия Громова.

– О, это был один из моих любимых фильмов. Мой старший брат, вернувшись из армии, привез видеокассету, и я пересматривал ее раз пять или шесть. Я тогда уже играл в детской команде «Крыльев Советов» и, конечно, обратил внимание, что у нас с этим хоккеистом совпадают имя и фамилия.

– А спустя годы совпала и судьба…

– Почти. С той лишь разницей, что у него мафия вымогала деньги: «Громов, мани!».

– Киношному Дмитрию Громову помог Данила Багров, а в вашей судьбе я не могу пока постичь одного: где же ваш агент, Дима? Где он был все это время? Ваших родителей я увидела в зале суда, а агента – нет…

– Я решил не впутывать его в эти проблемы.

– Что так? Разве неопытный 19-летний мальчик должен решать сложнейшие вопросы наподобие: платить или нет неофициально менеджеру своего клуба и как вообще быть?

– Понимаете, следствие, суды… Все это негативно могло сказаться на его репутации. Я думаю, ему и так предъявляли претензии. Мне рассказали, что его два дня в КХЛ подробно расспрашивали. Еще бы, подобный скандал для лиги был более чем нежелателен. В общем, я не стал просить помощи у агента, а принял решение бороться за свои права в одиночку. Агент меня в принципе не избегал, звонил мне несколько раз, но я не брал трубку, потому что был на тренировке.

– О «деле Попова» уже можно выпустить многотомное собрание газетных сочинений. Поэтому давайте сейчас оттолкнемся от тех событий, которые произошли ранней осенью прошлого года. Когда вы поняли, что одним сезоном все не ограничится и вам снова придется платить. Вы немного рассказывали мне в перерыве судебного заседания, что вас с еще одним высокооплачиваемым хоккеистом Земченко вызвали в комнату для переговоров…

Нас позвали туда после тренировки, это было в ледовом дворце «Алмаз», мы вошли прямо в форме, только шлемы успели сбросить. Пришли, сели на стулья. Сидим. У меня почему-то сразу возникла мысль, что сейчас, наверное, о деньгах пойдет речь. И в самом деле: входит Попов. «Ребята, такая ситуация, в этом году надо будет все-таки платить…» Мы очень сильно расстроились. Я чуть ли не бледный вышел. «Как так?! Я больше не хочу платить, да и не могу, потому что договаривались на год…» Разговор остался, по моим ощущениям, не доведенным до конца. Мы просто разошлись с опущенными головами. А через месяц меня пригласили в милицию…

– До вызова в милицию больше эта тема ни разу не всплывала? Вы оба ее как бы замалчивали?

«ОБ ЭТОЙ ИСТОРИИ НАПИСАНО СТОЛЬКО ЛЖИ!»

– Попов не напоминал о долге?

– Напомнил только в октябре. К тому времени у меня состоялась встреча со следователями… Вскоре мы получили зарплату, и Попов окликнул меня: «Ну что, получил зарплату?» — «Да, – отвечаю. – Получил». — «И что там, по деньгам?» Я понял, что он ничего не забыл. В милиции мне говорят: «Возьми диктофон, иди к нему на встречу». Я взял и пошел.

– Дима, так вы действительно сами не обращались в милицию?

– Доказывать я никому ничего не собираюсь! Когда Попова арестовали, я честно смотрел ему в глаза, он даже сам взгляд отводил, видимо, в душе он все же понимает, что в какой-то мере он не прав.

– А как вы относитесь к высказываниям того же Виталия Попова, сына менеджера и нападающего «Северстали», что сор из избы выносить нельзя? Может быть, стоило прийти к Попову и сказать, что на вас вышли правоохранительные органы, предлагают с диктофоном в кармане передать ему деньги. После этого Попов, думаю, забыл бы сразу же о пресловутой половине вашей зарплаты.

– Во-первых, я дал подписку о неразглашении. Во-вторых, я пытался его предупредить, он уж мог догадаться. Я ему при передаче денег недвусмысленно повторял: «У меня семейные проблемы!». Раза три я ему это сказал. Но его это все равно не тормозило.

– Почему же в случае с другим высокооплачиваемым молодым игроком, Земченко, затормозило? Он попросил Попова освободить его от дани под тем предлогом, что он хочет жить вместе со своей девушкой и ему нужно снимать квартиру.

– Трудно сказать, – уклончиво отвечает Дима.

Его отец, присутствовавший при нашем разговоре, иронично замечает:

– На суде я слышал другое. Земченко на одно из первых заседаний пригласили в качестве свидетеля. «Кто ваш отец?» — «Один из тренеров «Северстали». — «А ваша мама?» — «Она живет в Испании». — «Почему вы попросили больше не брать у вас денег?» — «Мы строим в Испании дом». Теперь все понятно? А я простой рабочий, растил сына один, покупал ему клюшки часто на последние деньги, да и сейчас мы живем небогато. Но я не «один из тренеров «Северстали», вот в чем дело, и моего сына не освободили от дани, как он ни просил.

– Дима, Попов уверял и на суде, и при общении со мной, что вы ни разу не обращались к нему с просьбой не брать у вас больше денег.

– Да как же ни разу! Говорил и не раз. Ответ был постоянно один и тот же: «Потерпи немного». Об этом деле уже написано столько лжи! Например, что некоторые хоккеисты клуба голодали. У нас столовая на базе работает с утра до вечера, в любой момент можно зайти и поесть. Зарплаты у кого-то были маленькими, это да. Но передергивать не надо! Или что за три тысячи рублей у нас в основной состав «Северстали» ставили. Хорошо один читатель на сайте «Советского спорта» в комментариях написал: «Возьмите и меня в КХЛ. Я целых пять тысяч дам!».

Читать еще:  Белки продукты список для наращивания мышц. Рецепты блюд богатых белками для похудения

«КВАРТАЛЬНОВ НАЗЫВАЛ МЕНТОМ И КРЫСОЙ»

– В связи с вашей историей мне вспомнился не только фильм «Брат»-2, но и «Чучело». Каково это – один против всех? Что происходило с вами все это время в команде, на тренировках?

– После задержания Попова бывший директор клуба Теницкий искал меня весь день и всю ночь. Звонил по телефону, на базу приезжал. Видеть его мне не хотелось. Я и без того находился в состоянии жуткого стресса. По страшному морозу бродил по улицам и не мог найти себе места. Я такими вещами никогда не занимался и не хочу заниматься, мне это не нужно. Думаете, я большое удовольствие получил от ареста менеджера? Когда я потом просматривал видеозапись с последней передачей денег, после чего Попова и взяли, слышно было, что у меня прямо голос срывался на каждой фразе…

Но на следующий день я сам пришел в кабинет Теницкого. Он тут же вызвал своего зама Зотова и главного тренера «Северстали» Дмитрия Квартальнова.

– Они втроем мной часа три занимались. Первый час уговаривали: «Забери заявление, все забудется!». Вплоть до того, что Теницкий предложил: «Давай я, Квартальнов, Зотов, тот же Попов соберем всю сумму, которую Попов тебе должен. Ты пока посчитай, сколько он тебе должен. И прямо на этот стол мы перед тобой положим деньги». А я не мог уже забрать заявление, дело пошло, обратного хода не было.

После чего они начали со мной «по-плохому»: «Твоей хоккейной карьере конец, мы тебя сейчас во вторую команду засунем, там и сгниешь. Там за два месяца сдуваются.». Квартальнов называл меня ментом и крысой. Я молчал…

– После этого вы и написали объяснительную записку на имя Теницкого, где, помимо всего прочего, содержались слова о том, что «Попов должен сидеть в тюрьме»?

– Теницкий заставил написать. В том числе эти слова. Я заметил ему, что этого Попову не желаю. «Ну, ты же не берешь деньги, не забираешь заявление из милиции. Значит, ты хочешь, чтобы Попов сел в тюрьму, а разве нет? Вот и пиши». И добавил, что если не напишу, то он как директор сегодня же отчислит меня из команды. Написал. Хотя на самом деле такой цели у меня не было и нет.

Потом… У Попова должно было быть предварительное слушание дела. Теницкий мне под конец предлагает: «Иди, потренируйся, а после занятия сиди и жди меня на этом месте. Я освобожусь – вместе поедем к Дмитрию Владимировичу». Я сходил на тренировку, пообедал. Полчаса посидел в ожидании Теницкого, затем взял куртку и вышел на улицу. С какой стати я должен его ждать часами? Я хотел, чтобы в этом деле разобрались с точки зрения закона, а выяснять отношения можно бесконечно. Следом на улицу выскочили какие-то люди и погнались за мной. Но поскольку я спортсмен, а они не очень, легко от них удрал…

– Когда вам вручили «черную метку», то есть тренировочную черную майку запасного?

– Примерно в те же дни. Вывесили перед утренней тренировкой состав пятерок, где было написано, кто в красном будет заниматься, кто в синем, а в черном – один я. Кто-то из тренеров бросил на мое место в раздевалке черную майку. Мне стало очень неприятно, но что уж теперь поделаешь…

Надел. У нас в клубе игровых черных маек, по сути, не было. В них только вратари тренируются. А вы представляете себе габариты, допустим, Васи Кошечкина? Эта майка была велика мне размера на три. Я катался, а она раздувалась у меня за спиной, как парашют…

«СО СВИТЕРА СРЕЗАЛИ БУКВУ «А»

– Тренеры открыто выражали вам свое презрение. А игроки?

– Игроки, даже те, кто высказывал мне что-то, в душе меня понимали, я это чувствовал. А из тренеров только Игорь Петров со мной общался, во всяком случае к нему можно было подойти и что-то спросить. Когда же Петрова не было, возникал такой момент, когда мне, например, не у кого было спросить, поеду ли я с командой на выезд. Мне это удалось, по сути, чудом благодаря приезду моих родителей.

Вот как это выглядело: тренировка заканчивается, на льду остается только один тренер – наставник «Алмаза» Евгений Михалкевич. Я подъезжаю к нему, спрашиваю по поводу выезда. «А ты с Поповым поговорил?» — «Почему я должен с ним разговаривать?» Тут же понеслось: трус, крыса и много всего прочего, остальные слова нельзя печатать в газете… Катался вокруг меня, ну прямо словно орел надо льдом летал. Ругался, ругался… Я понял это так, что на выезд меня не берут скорее всего.

– И тут вмешались родители?

– Лиля (мачеха Дмитрия. – Прим. ред.) подошла после меня к Михалкевичу. Он ей вдруг абсолютно спокойно говорит: «Конечно, Дима едет. А с чего бы ему не ехать?». На выезде я играл постоянно, а вот на домашние матчи меня ставили неохотно. Некоторые из них смотрел с трибуны. Либо меня отправляли в четвертое звено, хотя я раньше играл стабильно во второй пятерке, на Кубок Вызова ездил – выступал за сборную звезд нашей конференции. Ребята удивлялись и тому, что меня «освобождают» от домашних матчей, и переводу в четвертое звено. Говорили между собой: как же так?

С моего свитера срезали букву «А», а я ведь полтора сезона был ассистентом капитана. Несмотря на все эти вещи, я продолжал забивать голы, набирал очки так же, как и прежде. В плей-офф по моей вине всего одну шайбу пропустили, да и то мы играли в тот момент «три на пять»…

– Если бы возможно было повернуть время вспять, что вы сделали бы иначе?

– Я бы не поехал в «Северсталь». Если бы знал, что меня здесь ждет. У меня есть друзья в других командах, например, Никита Зайцев из «Сибири». Он был поражен тем, что со мной произошло. В его клубе ничего подобного в помине нет. Он играет и получает деньги, прописанные в контракте, – а разве может быть иначе?

– Каким вам представляется ваше будущее? Вы останетесь в «Северстали»?

– У меня контракт еще на два года. Тут уже не я решаю. Предложений от других команд пока не поступало.

ТРЕНЕР «АЛМАЗА» ЕВГЕНИЙ МИХАЛКЕВИЧ: Я БЫ ТАК НИКОГДА НЕ ПОСТУПИЛ!

Тренер череповецкой молодежной команды Евгений Михалкевич не скрывает, что осуждает поступок Дмитрия Громова.

– Я действительно высказывал Диме свое мнение на этот счет, и, возможно, на эмоциях это прозвучало жестко, – говорит Михалкевич. – На месте Громова я никогда не пошел бы с милицейским диктофоном в кармане к человеку, который столько для меня сделал. Не будем забывать, что благодаря Попову Громов вообще оказался в команде. Сколько раз он помогал ему с инвентарем, сколько раз Дима вообще ночевал в доме у Попова, его там поили-кормили, и после всего этого… По отношению к Попову это было чистой воды предательством!

Читать еще:  Палочка для вытаскивания крючка из рыбы. Где и как хранить экстрактор на рыбалке

Дима должен был поговорить с Дмитрием Владимировичем по-человечески. Его же никто не заставлял платить! Вот Земченко отказался – и что?! У его отказа не было никаких последствий.

Для клуба это все стало тяжелым ударом. Было отстранено руководство, команда оказалась на какой-то период без руля, и на игре «Северстали» это тоже очень сильно сказалось, в плей-офф можно было выступить гораздо лучше. Что касается неучастия Громова в ряде игр и перевода в другое звено, то ничего личного с моей стороны тут не было. Парень был не в порядке из-за всех этих милицейских дел, мне как тренеру видно было, что он нервничает и ему тяжело сосредоточиться на игре.

Если Громов останется в команде, я буду работать и общаться с ним совершенно нормально. Но на его месте я бы искал обмен в другой клуб. Потому что даже в городе отношение к нему неоднозначное.

Черный свитер Дмитрия Громова

В конце прошлой недели в Череповце начались судебные слушания по делу 19-летнего защитника «Северстали» Дмитрия Громова. В декабре, как информировал «СЭ», он обвинил в вымогательстве генерального менеджера клуба Дмитрия Попова, после чего был отправлен в отставку директор клуба Анатолий Теницкий, а главного тренера «Северстали» Дмитрия Квартальнова временно отстранили от работы.

Сергей ВИНОГРАДОВ
из Череповца

Фигуранты дела сошлись в зале суда спустя полгода. Корреспондент «СЭ» выслушал обе стороны еще до начала первого заседания.

«КАЖДЫЙ МЕСЯЦ Я ОТДАВАЛ 50 ТЫСЯЧ»

— В 2009 году ХК «Северсталь» приобрел меня на драфте в Москве, — рассказал герой дела Дмитрий Громов. — Со мной заключили контракт на четыре года, и я стал играть за молодежную команду — «Алмаз». По регламенту моя ежемесячная зарплата составила 100 тысяч рублей. Но менеджер Дмитрий Попов объяснил мне, что нужно войти в положение клуба и помочь игрокам, которые получают меньше. Он обещал, что это будет продолжаться лишь один год. Я посоветовался с родителями, и мы решили, что нужно помочь ребятам. С тех пор каждый месяц я отдавал Попову 50 тысяч рублей.

Прошел первый год, завершился сезон, команда ушла в отпуск. Громов решил, что срок финансовой нагрузки истек, и стал строить планы на вдвое увеличенную зарплату. Однако, по словам Громова, по возвращении из отпуска Попов вызвал его и сообщил о накопившемся за весну и лето долге в 150 тысяч рублей.

— Он сказал мне, что я теперь буду играть в первой команде и в счет долга отдавать ему свою премию, — заявил молодой хоккеист. — Это вызвало у меня недоумение. Вскоре я получил приглашение в отдел милиции, где мне сообщили, что знают о сложившейся ситуации. Мне предложили сотрудничать. Я не знал, что делать, испугался. Подумал, что если откажусь, то мне всегда придется отдавать деньги Попову и никто меня не защитит.

29 декабря милиционеры снабдили Дмитрия Громова видеокамерой и отправили на встречу с Поповым с «добровольным взносом» в руках. Когда пачка с купюрами (30 тысяч рублей) оказалась в руках генерального менеджера, в его кабинет ворвались сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД города Череповца. Так Попов был арестован.

«ГРОМОВ — ПЕШКА В ЧЬИХ-ТО РУКАХ»

— В тот вечер мы собирались на новогодний банкет, — воспоминает Оксана, супруга Дмитрия Попова. — Я ждала мужа в красивом платье. Позвонила ему, но он сказал, что арестован. Как муж рассказал мне потом, милиционеры ему предложили: «Напишешь явку с повинной — отпустим на свободу». Он подписал бумагу и уже 30 декабря был на свободе. Поверьте, Дима Громов — пешка в чьих-то руках. На мой взгляд, это игра против прежнего руководства клуба, прежде всего, против Анатолия Теницкого. Парня просто убедили, что его обманывает менеджер.

Когда Громова после драфта выкупили, ему по регламенту полагалась зарплата намного больше, чем у других игроков. Некоторые ребята в команде получали и по три тысячи рублей. Ничего нельзя было сделать — контрактом предусмотрена именно вот такая маленькая сумма. Хоккеисты голодали. Муж объяснил ситуацию двум игрокам с хорошими зарплатами, и они согласились помочь коллегам. Это было добровольно — никто их не принуждал. Муж из своего кармана тоже доставал. Я не понимаю, зачем Громов заявление написал?! Мог бы просто перестать отдавать деньги, и все! Второй мальчик из «Северстали», кстати, так и сделал — подошел и сказал. И никаких претензий к нему не было.

РЕБЯТА ИЗ «АЛМАЗА» МОЛЧАТ

Но вернемся к словам Громова. После того как история стала достоянием общественности и в клубе узнали личность «предателя», в команде у него начались проблемы. В первую команду его больше не вызывали (хотя до этого Громов привлекался довольно часто). Тренировался он в одиночестве («Мне говорили — не смей появляться в тренажерном зале, пока там кто-нибудь занимается», — заметил Дмитрий) или в черном свитере изгоя.

Между тем хоккеист, как и прежде, выступал за «Алмаз», нередко оказываясь в одной пятерке с сыновьями Попова и Квартальнова. Это трио не раз делило авторство заброшенных шайб. Громов с шестью заброшенными шайбами завершил сезон лучшим снайпером среди защитников, что еще раз продемонстрировало потенциал хоккеиста.

Согласно сайту ХК «Северсталь», оба фигуранта дела числятся в клубе на прежних позициях. По контракту Громов обязан отыграть за клуб еще два сезона.

Что касается менеджера Попова, то, по непроверенным данным, даже самые последние покупки клуба делались при его непосредственном участии. Судя по всему, руководство «Северстали» будет дожидаться решения суда, прежде чем делать кадровые шаги. Каким бы ни было решение суда, вряд ли оно пойдет на пользу хоккейным карьерам Попова и Громова.

Не исключено, что в суд теперь вызовут и хоккеистов «Алмаза» — с целью выяснить, получали ли они от Попова материальную помощь. От общения с прессой на эту тему ребята из «Алмаза» отказываются.

Судебное разбирательство продолжается. Приговор будет оглашен не раньше 14 июня, когда состоится очередное заседание суда.

Дмитрий Громов, мани!

Скандал в череповецком хоккейном клубе грянул накануне новогодних праздников. 29 декабря на своем рабочем месте сотрудниками ОБЭП городского УВД при проведении спецоперации был задержан генеральный менеджер ХК «Северсталь» Дмитрий Попов. Якобы он вымогал деньги у 19-летнего хоккеиста клуба Дмитрия Громова. По данному факту было возбуждено уголовное дело, а в конце мая начался суд, на котором работникам клуба приходится откровенно отвечать на многие вопросы.

— В тот вечер мы собирались на корпоративный банкет, — вспоминает супруга Дмитрия Попова. — Я уже была на месте, ждала мужа в красивом платье, с прической. Его все нет и нет. Звоню, и он мне говорит, что арестован. Я поехала туда. В милиции сказали, что хоккеист Громов написал заявление, будто у него вымогали деньги. Мужу сказали: «Подпишешь явку с повинной — отпустим на свободу». Он подписал бумагу и 30 декабря был дома.

— 29 декабря в ходе проведения оперативных мероприятий при передаче денег был задержан менеджер хоккейной команды «Северсталь», — сообщил тогда Сергей Шведов, заместитель начальник УВД Череповца. — Он брал деньги за услугу, которую исполнить не мог. Это статья 159, часть третья УК. Сразу подозреваемый был помещен в СИЗО, а сейчас выпущен под подписку о невыезде.

В первых числах января в отпуск были отправлены директор клуба Анатолий Теницкий и главный тренер команды Дмитрий Квартальнов. А 17 января Теницкий был уволен, так как члены Координационного совета ХК «Северсталь» выразили ему недоверие.

Читать еще:  Рассчитайте частоту сердечных сокращений. Наиболее эффективная пульсовая зона для жиросжигания: как рассчитать пульс для сжигания жира для женщин и мужчин

— Понимаете, Дима — пешка в чьих-то руках, — высказала свою точку зрения супруга Дмитрия Попова (сам обвиняемый до своего выступления в суде, назначенном на 14 июня, с прессой не общается). — Это игра против руководства хоккейного клуба. Сотрудники милиции сами пришли к Громову и убедили, что его обманывает менеджер. Они внушили парню, что мой муж кладет эти деньги себе в карман.

Так кто же такой этот Дмитрий Громов?

19-летний хоккеист попал в «Северсталь» из «Крыльев Советов» через процедуру драфта. Именно благодаря этому новшеству ему полагалась весьма приличная для молодого игрока зарплата. Этот момент и послужил отправной точкой будущего скандала.

— В 2009 году после драфта со мной заключили контракт на четыре года, и я стал играть в команде «Алмаз», — рассказывает сам Дмитрий Громов. — По регламенту моя зарплата составила 100 тысяч рублей. Но Дмитрий Попов мне объяснил, что нужно помочь игрокам, которые получают меньше. Он обещал, что это всего лишь на один год. Я посоветовался с родителями, и мы решили, что нужно войти в положение и помочь ребятам. С тех пор каждый месяц я отдавал Попову 50 тысяч рублей.

Надо отметить, что на руки хоккеист теперь получал меньше половины контрактной суммы. Дело в том, что из зарплаты хоккеистов удерживается еще подоходный налог с сумм, потраченных на их содержание (питание, проживание, проезд). В итоге в распоряжении Громова оставалось теперь только около 30 тысяч рублей.

Так прошел год. Сезон закончился, и вся команда ушла в отпуск. Затем началась подготовка к новому сезону.

— По возвращении Попов позвонил мне и спросил, когда я принесу деньги, — продолжает свой рассказ Дмитрий Громов. — Я сказал, что больше отдавать деньги не намерен, так как срок платежей, о котором договаривались, истек. Но он ответил, чтобы я еще потерпел, и добавил, что за мной числится долг за три месяца — 150 тысяч рублей. Образовавшийся долг Попов мне предложил вернуть за счет премий. Он сказал, что будет ставить играть меня в первую команду. После этого я буду получать премию и отдавать ее ему в счет уплаты долга.

— Меня пригласили в милицию и там сообщили, что знают о сложившейся ситуации, — утверждает Громов. — Предложили сотрудничать. Я не знал, что делать. Но и боялся, что теперь все время придется деньги Попову платить. Решил, что, если откажусь, потом меня никто не защитит.

Операцию готовили тщательно. И в назначенный день Громова, прямо как в кино, снарядили специальной видеокамерой, и он отправился к Попову с очередным «добровольным взносом». В момент получения денег сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями УВД Череповца ворвались в кабинет и арестовали менеджера клуба. 30 тысяч рублей (именно 30, а не 3 тысячи, как тогда писали некоторые издания), переданные игроком, были изъяты как улика.

Затем в кабинете Попова был произведен обыск. В ящике его стола нашли еще 220 тысяч рублей.

— Вся ситуация искажена, — уверена супруга генерального менеджера. — Когда Диму выкупили, ему по регламенту полагалась зарплата больше, чем у других игроков. Некоторые ребята в команде получали и по три тысячи рублей. Официально ничего нельзя было сделать. Контрактом предусмотрена вот такая маленькая сумма. Хоккеисты порой голодали. Когда они узнали, что два человека из команды получают по сто тысяч в месяц, их это очень взволновало. Они не понимали, почему все делают одно и то же, а получают настолько различные суммы. Муж объяснил ситуацию Громову и еще одному хоккеисту и предложил помочь парням. Те согласились. Это было добровольно — никто их не принуждал. Они могли и не отдавать деньги, если бы захотели. Каждый месяц мальчики приносили часть зарплаты, и потом она распределялась между игроками. Мой муж тоже из собственного кармана скидывался. А затем из этих денег оплачивалось обучение хоккеистов в институте. Я не понимаю, зачем Громов заявление написал. Мог бы просто перестать отдавать деньги, и все! Второй мальчик решил больше не отдавать, подошел и сказал об этом.

В суде Попова защищает достаточно опытный адвокат. И еще не факт, что виновность менеджера будет доказана, несмотря на имеющуюся в деле «явку с повинной». Так, юрист уже практически смог по формальным признакам убрать из дела видеозапись передачи денег. Под сомнение ставится и принадлежность денег, обнаруженных в столе Попова, хотя при их изъятии присутствовали понятые и представитель клуба. Может так случиться, что Попов на суде откажется и от явки с повинной. При всем этом стороны отказались пойти на мировую, хотя судьей был предложен такой вариант.

Анатолий Теницкий, которому «приговор» уже вынесен руководством, на суде выступал в качестве свидетеля. Но более любопытен оглашенный в суде документ, ранее переданный Анатолием Николаевичем следователям и затем приобщенный к материалам уголовного дела. Это объяснительная записка Дмитрия Громова, которую тот написал в директорском кабинете. Текст такой: «Я написал заявление на Дмитрия Попова, потому что хочу, чтобы он сидел в тюрьме».

Но Громов сейчас объясняет, что его цель совсем иная.

— Объяснительную я написал под давлением, — говорит хоккеист. — Директор позвал меня к себе в кабинет и заставил писать под диктовку этот текст. Деньги мне предлагал, чтобы я заявление из милиции забрал. Я отказался. Тогда он мне сказал: «Жизни хоккейной у тебя больше не будет!»

Сказано — сделано. С тех пор как начал раскручиваться маховик след­ствия, Дмитрий, само собой, в состав «Северстали» больше не попадал ни разу. По его словам, его стали просто «гнобить» в клубе.

— Устроили показательное наказание, чтобы другим игрокам писать заявления было неповадно, — говорит Дима. — Обычно перед тренировкой игрокам присваивают цвет. Далее игроки разбиваются на пятерки. Образуется пятерка красных, желтых и т. д. А мне одному выдали черную футболку, поэтому я не мог делать упражнения в паре и катался один. Мне даже запретили заходить в тренажерный зал, пока там кто-либо тренируется. Меня отстранили без объяснения причин от семи игр регулярного чемпионата МХЛ, хотя до конфликта не пропустил ни одной встречи. Не проходило и дня, чтобы на меня не бросали косые взгляды.

По иронии судьбы Дмитрий Громов полтора года жил в одной комнате с сыном Дмитрия Попова Виталием, который также играет за «Алмаз». Когда началась эта заварушка, Виталий переехал.

— На самом деле недовольство в молодежной команде было вызвано не нашими высокими зарплатами, а разницей зарплат по регламенту между игроками 91-го и 92-го годов рождения, когда младшие стали получать больше старших, — говорит Громов. — Про наши зарплаты, как выяснилось, игроки узнали уже в ходе судебных разбирательств.

На данный момент в суде выступили все свидетели. Уже совершенно ясно: прежнее руководство клуба было в курсе, что два игрока отдают половину своей зарплаты. Но все особо подчеркнули, что ребята добровольно приносили деньги, так как хотели помочь другим игрокам.

Теперь осталось выслушать только подсудимого. Предположительно, свою точку зрения на эту неприятную ситуацию Дмитрий Попов изложит 14 июня.

Источники:

http://m.sovsport.ru/hockey/articles/463893-zaschitnik-severstali-dmitrij-gromov-menja-nazyvajut-mentom-i-krysoj
http://www.sport-express.ru/hockey/khl/reviews/796741/
http://www.sportsdaily.ru/articles/dmitriy-gromov-mani-44604

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector